Здоров будешь - все добудешь ГлавнаяРегистрацияВход

Главная » 2015 » Июнь » 2 » В ритме солнца
18:43
В ритме солнца

 Иногда нам говорят: вы встали «не с той ноги». Еще вчера ласково светило солнце или весело брызгал дождь, вас переполняла радость жизни, а сегодня все вдруг опостылело. Работа валится из рук, дружеское участие раздражает. Что случилось? Со здоровьем вроде бы более-менее благополучно. Серьезных неприятностей не произошло. Так, без всякой видимой причины «нет настроения», и все. В чем же дело?

 Выяснением этих и куда более значительных проблем заняты сейчас советские ученые и активно сотрудничающие с ними коллеги из социалистических и других стран мира.

 Ныне никто не сомневается в существовании биологического хронометра. В тысячах опытов выявилась его дирижерская власть над всеми проявлениями жизни, начиная от свечения простейших одноклеточных и кончая регуляцией температуры у человека. Нетрудно понять влияние на нас и окружающей природы, скажем, строгих суточных ритмов - оборот Земли вокруг оси,- связанных со сменой дня и ночи, сезонных - весна, лето, осень, зима. Однако некоторые важные природные процессы подчиняются многолетнему циклу, а другие - часовому, минутному и даже секундному. Почему численность, например, канадской рыси, атлантического лосося, филинов и соколов достигает максимума в среднем каждые 9,6 года? Чем объяснить, что с той же периодичностью у людей в разных местах планеты растет количество заболеваний сердца?

 А что такое неделя? Разве не человек сам для своего удобства создал этот цикл работы с отдыхом на седьмой день? Как могло «библейское» устройство жизни устоять перед натиском прогресса и цивилизации и по сей день считаться оптимальным? Можно, конечно, представить неделю как четвертую часть времени вращения Луны вокруг Земли, включающего четыре фазы - новолуние, первую четверть, полнолуние и последнюю четверть. Но ведь ни в одном календарном месяце нет целого числа недель, да и в природе неизвестны циклические процессы с таким периодом. Между тем работоспособность промышленных рабочих, как недавно установлено, заметно меняется именно в недельном ритме: в понедельник, как правило, относительно низкая производительность труда, во вторник, среду, четверг наблюдается ее возрастание, в пятницу и субботу - опять снижение. Аналогичная динамика работоспособности у школьников и студентов. Призывы ученых максимально увеличивать нагрузку в середине недели и уменьшать в последние дни имеют весьма важное экономическое и социальное значение.

 Считают, что неделя, как мера времени, была еще в древнем Вавилоне - результат астрономических наблюдений за видимыми невооруженным глазом планетами, дневным и ночным светилами. Понедельник - день Луны, вторник - Марса, среда - Меркурия, четверг - Юпитера, пятница - Венеры, суббота - Сатурна, воскресенье - Солнца. По всей вероятности, как заметил выдающийся ученый А. Чижевский, древние далеко превосходили нас в искусстве наблюдения над явлениями природы и мастерстве логических выводов. Семидневное чередование дней работы и отдыха, как теперь выяснилось, наиболее близко биохронометру, запрятанному в нас, - внутренним ритмам организма. Первым доказал это датский эндокринолог Хамбургер, в течение 17 лет ежедневно определявший у себя количество продуктов превращения стероидных гормонов - важнейших регуляторов многих процессов в организме. Он установил, что уровень их меняется в строго недельном ритме.

 Каждое живое существо испытывает как влияние солнечных циклов, так и воздействие лунного притяжения. Как полагают французские ученые А. Либер и К. Шерин, лунные «биологические приливы и отливы» могут вызывать колебания настроения, а у неуравновешенных людей - и серьезные отклонения в поведении. Не только у женщин, но и у мужчин отмечаются изменения ритма физической выносливости в течение лунного цикла, периодические изменения качества сна. Даже у спортсменов-легкоатлетов зарегистрированы лучшие спортивные результаты в последней четверти лунной фазы, легче в это время приобретаются и новые спортивные навыки.

 Утверждают, что в последнюю лунную четверть кровотечения у оперируемых больных более обильны. Хотя точных и убедительных доказательств столь прямой зависимости процессов жизнедеятельности от царицы ночи пока нет, хирурги стараются не назначать операции на «плохие» дни.

 В большой моде сейчас гипотеза о так называемых «ваших днях». Основой ее послужили наблюдения немецкого врача В. Флисса, который в конце прошлого века установил, что приступы астмы и других заболеваний наступают, как правило, через 28 или в отдельных случаях через 23 дня. Пытаясь объяснить этот факт, Флисс предположил, что настроение и физическое самочувствие человека зависят от двух различных циклов, начинающихся с момента рождения: 23-дневного физического «мужского» компонента силы, стойкости и смелости и 28-дневного «женского» эмоционального компонента чувствительности, любви и интуиции. В начале ХХ века австрийский инженер А. Тельшер заметил, что способность студентов усваивать учебный материал меняется циклично через каждые 33 дня. На основе этих наблюдений родилась триада о «ваших днях», включающая три разных цикла, которые идут независимо друг от друга и состоят из положительных и отрицательных фаз. «Критическим» следует считать день, когда кривая одного из биоритмов пересекает нулевую точку, переходя из положительной в отрицательную фазу или наоборот. Если пересечение нулевой точки происходит у двух биоритмов одновременно - день вдвойне «критический», а если у всех трех, то это такой «черный» день, что черней не придумаешь. В доказательство было даже подсчитано что именно в свой «черный» день покончила жизнь самоубийством Мэрилин Монро. А вот американский пловец Марк Спитц в дни наиболее благоприятных пиков физического и эмоционального биоритмов завоевал сразу семь олимпийских медалей.

 Можно ли верить подобным расчетам? Или это, как нередко бывает в капиталистическом мире, очередная спекуляция на недоста-точности знаний у населения?

 Спору нет, человеческий организм руководствуется строго определенным ритмом. Точнее, многими различными ритмами: ритмами работы сердца и кровеносных сосудов, печени и эндокринных желез, электрических явлений в мозгу и фаз сна и бодрствования, активности и покоя. Вопрос в том, действительно ли только триада способна определять «ваши дни».

 Самые естественные из ритмов - суточный (солнечный) и месячный (лунный). Все люди к вечеру становятся немного иными, чем утром. Это доказано не только индивидуальными ощущениями, но и объективными данными. В течение дня меняется температура тела от минимума к максимуму, скорость кровообращения, кровяное давление, электрическое сопротивление кожи, эластичность мускулов и даже рост. Польский ученый профессор 3. Дроздовский заметил, например, что к вечеру рост человека уменьшается, причем с интенсивностью, зависящей от физической конституции. Точность движений утром меньшая, чем вечером, а максимальная нервная возбудимость у спортсменов, способность долго задерживать дыхание наступает между 11 и 12 часами дня и 16 и 18 вечера. Спад отмечен в 8, 10 и 14 часов. Согласитесь, это важно знать не только спортсменам и тренерам. Нарушение внутреннего суточного ритма вызывает временное снижение умственных и физических способностей. Мы испытываем неприятные ощущения при перелете через несколько часовых поясов или даже когда приходится вставать утром на два-три часа раньше обычного. Летчики, постоянно обслуживающие трансатлантические трассы, в конце концов заболевают: сон расстраивается, а нервы расшатываются так, что пилотов приходится даже отстранять от полетов.

 Находящийся внутри человека биологический хронометр не позволяет ему произвольно и безнаказанно менять длину суток. Несколько лет назад семеро исследователей - здоровые, крепкие люди - попробовали всего две недели прожить в ритме 16-часовых суток, ну как если бы они стали обитателями планеты Нептун,- у нее примерно такой период оборота вокруг оси. 5 часов спали, 11 бодрствовали, то есть привычный среднеарифметический баланс не нарушался. Менялся лишь ритм. С каждым днем выдерживать режим было все труднее и труднее. Портилось настроение, ухудшалось самочувствие, все время хотелось спать, а сон стал тревожным, неглубоким.

 Еще более трудными оказались сдвоенные, 48-часовые сутки. Четверо других экспериментаторов, собравшие все свои силы и волю, так и не смогли сломать раз навсегда заведенный биологический хронометр.

 Можно услышать предположения, что в будущих далеких космических межпланетных перелетах целесообразно варьировать длину бортовых суток в зависимости от выполняемой работы. С точки зрения практики - это, конечно, целесообразно. Однако специалисты предупреждают, что к разработке измененных режимов надо подходить с особой осторожностью. Если не учитывать, насколько сильно меняется во времени чувствительность человека к внешним воздействиям, можно вместо пользы принести лишь вред. Хронобиологи считают, что и в нашей повседневной земной практике крайне неразумно, скажем, часто менять смены при многосменной работе на предприятиях. Идея «справедливого» режима: сегодня - в ночную, завтра - в дневную - на самом деле порочна и вредна.

 Хронобиология, несмотря на свою молодость, уже много знает о том, как меняется во времени наше «я». Рассказывают, что давным-давно, в правление Борджиа, в Средней Италии встретились в таверне два человека. Распили вместе бутылочку вина, а через несколько часов один из них умер. Когда проверили остатки вина в обоих бокалах, оно оказалось отравленным. На собутыльника, оставшегося живым и здоровым, пало подозрение в убийстве. Однако никаких улик не было - пили вместе, одно и то же вино. Никаких, кроме незначащей мелочи. Перед роковой встречей подозреваемый две недели спал не по ночам, а днем. Его поведение сочли странным, но не уличающим. Сегодня эксперты безоговорочно вынесли бы заключение - виновен. И вот почему. Хронобиология изучает закономерности регуляций и роль биоритмов в процессах жизнедеятельности организмов и их приспособления к окружающему миру. Многие результаты в нашей стране уже непосредственно используются в медицине и профилактике. В организме человека более 150 ритмически изменяющихся физиологических и биохимических процессов. При заболеваниях, под воздействием сильно действующих химических, ядовитых, лекарственных веществ эти биоритмы могут существенно меняться, сдвигаться по фазе и даже исчезать.

 В результате многих экспериментов установлено, например, что организм животных обладает неодинаковой устойчивостью к смертельным дозам различных веществ в зависимости от времени их введения в течение суток. Проверено, что яды бактерий и вирусов, гормоны адреналин и инсулин, лекарства - элениум и циклофосфан, этиловый спирт, кислородное голодание и ионизирующая радиация в той же самой дозировке в один период суток могут убить, а в другой - остаться безвредными. Выяснилось также, что опасное время наименьшего сопротивления организма неодинаково по отношению к различным веществам.

 В процессе исследования лечебных препаратов, выполненных в лаборатории хронобиологии Научно-исследовательского центра Второго московского медицинского института, выяснилось, что наибольший эффект инсулина проявляется при введении между 8 и 14 часами. В это же примерно время адреналин сильнее увеличивает артериальное давление, между тем вечером и ночью человеческий организм особенно остро реагирует на пенициллин, что свидетельствует о большой степени зависимости аллергических заболеваний от хронобиологических закономерностей. По некоторым данным, чувствительность к таким основным природным аллергенам, как бытовая пыль и цветочная пыльца, тоже достигает максимума вечером, а наивысшая сопротивляемость им - поздним утром.

 Другими словами, с точки зрения медицины, используя лекарства, необходимо знать эффект их действия относительно времени суток. Особенно это важно для гормональных препаратов. Врачи говорят: «Каждый гормон знает свое время». Утром усиливается продукция коры надпочечников - кортикостероидных гормонов. Именно в это время синхронно с природными часами проводили лечение клиницисты В. Таболин, Ю. Вельтищев, Н. Ардаматский. В результате осложнений оказалось значительно меньше, выздоровление наступало заметно быстрее. Строгому ритму подчинена и секреция пищеварительных желез. Ее максимум приходится на середину периода бодрствования. Поэтому физиологи рекомендуют, чтобы 50 - 60 процентов суточного рациона питания поступало в желудок до 16 часов.

 Любопытные данные приводят профессора Б. Шеврыгин и А. Чесноков, изучавшие с позиций хронобиологии функциональные свойства миндалин у детей в норме и при различных формах тонзиллита. Оказалось, что наибольшая фагоцитарная (защитная) активность здоровых миндалин приходится на 12 часов дня - 55 процентов, к 16 часам она снижается до 5 процентов, а в 20 часов становится отрицательной. При хроническом тонзиллите биоритм резко угнетен.

 Как-то молодые биофизики доктор биологических наук С. Шноль и кандидат физико-математических наук А. Замятин из Института биофизики Академии наук, оба большие любители музыки, решили попытаться с помощью биофизических методов проникнуть в тайны творчества. Ход их мысли был примерно таков. Любое художественное произведение обязательно состоит из двух компонентов: информационного, к которому относятся слова, мелодия, изображение, и ритмического, наиболее ярко выраженного в музыке и танце, но, по-видимому, присутствующего также в живописи, архитектуре, графике. Имен но ритмический компонент, «внутренний ритм» произведения, создает фон для восприятия всей заложенной в нем информации, усиливает это восприятие. В результате после записи импульсов и их классификации выявилось разграничение по временам на три класса. К первому классу отнесены интервалы времени от одной десятой до десяти секунд. Это время звучания одной ноты в музыке, слова или строчки в поэзии, небольшого числа элементов движения в танце или движения глаз при восприятии картины, скульптуры. Ко второму классу относятся уже более длительные периоды: от десяти секунд до нескольких минут (часть сонаты или симфонии или небольшие стихотворения). Третий класс включает в себя крупные произведения. Здесь время исчисляется от нескольких минут до часов и даже суток (интервал от тысячи до сотен тысяч секунд). Сюда входит и фон, который остается после восприятия произведения.

 Анализ ритмического рисунка, создаваемого этими тремя классами времен, естественно породил новую проблему. А откуда, собственно, взялись эти периоды? Биофизики обратились к живому организму, чтобы найти ответ. Их интересовало, нет ли там законов и процессов, сходных по временным характеристикам со строгими ритмами произведений искусства. И вот что получилось.

 При воздействии внешнего раздражителя на живой организм, когда этот организм должен срочно мобилизовать силы, в нем происходит биохимический процесс синтеза так называемых «гормонов действия». Это широко известные вещества ацетилхолин и адреналин. Время синтеза этих гормонов в первой быстрой реакции организма - от одной десятой доли секунды до десяти секунд.

 Если внешний раздражитель действует многократно и долго, то организм через некоторое время перестает остро реагировать, привыкает, адаптируется, как говорят медики. «Гормоны действия» уже не являются определяющими. В ход идут другие механизмы. Происходит мобилизация нервной системы, изменяются скорость кровообращения, уровень глюкозы в крови - организм реагирует как целое. И время таких изменений - от десяти до тысячи секунд.

 Третий класс времен идентичен длительным процессам, так называемому синтезу стероидных гормонов коры надпочечников. Они синтезируются на протяжении часов и действуют до суток. Именно эти гормоны ответственны за «долгосрочное» настроение, они определяют, будет ли это веселость и жизнерадостность, угрюмость или удрученность.

 Ученые сделали попытку объяснить с точки зрения биофизики механизм восприятия произведений искусства каждым организмом. Ведь внутренние ритмы синтеза гормонов для живого существа строго индивидуальны.

 Пока речь шла только о восприятии. Но разве отображение тех или иных ритмов в произведении искусства не является выражением их творца, выражением индивидуальности художника?

 Когда профессор Х. Фельц из ГДР проанализировал музыкальный ритм произведений великих композиторов, то оказалось, что темы менялись у Чайковского с частотой в три секунды, у Бетховена - в пять, у Моцарта - в семь секунд. Сопоставив эти данные с памятью и биоритмами, ученый пришел к выводу, что нам нравятся и мы легко запоминаем те мелодии, ритм которых соответствует нашему собственному.

 Однако практическое значение этих выводов гораздо шире. Так, не всякую работу можно одинаково хорошо делать в разное время суток. Источником энергии в организме служат не только запасаемые печенью гликогены и жиры, но и другие вещества, способные дать силу мышцам. Иерархия их по степени нагрузок весьма четкая. К примеру, если необходимо тяжелоатлету поднять штангу, то требуется срочная поставка энергии - доли секунды. Так быстро успевает сгорать лишь АТФ, вещество, питающее мышцы энергией. Если же спортсмен бежит стометровку, мышцам требуется усиленное питание целых 10 секунд. На это способно уже другое вещество - креатинфосфат.

 В общем, чем больший резерв вступает в дело, тем медленнее он мобилизуется. Утром, когда в организме минимальное содержание гликогена и максимальное жиров, мы готовы к тяжелой работе, требующей интенсивных движений. Жиры горят долго, они способны обеспечить бег марафонца. К вечеру, когда жиры перекачиваются в гликоген, надо хорошо дышать, но менее усердно двигаться.

 И еще. Обязательно при любой деятельности надо учитывать изменение чувствительности человека к внешним воздействиям во времени. Перестройка организма на любой новый режим занимает около двух недель. Вот почему биохронологи признали бы убийцей того средневекового итальянского выпивоху, о котором шла речь выше,- ровно две недели он спал днем, а не ночью, и его чувствительность к яду была минимальной против ночной нормы.

 Итак, невидимый хронометр тикает внутри нас, определяя время работы каждой клеточки организма. Где же именно он находится и от чего зависит его ритм? К 1967 году ответа на эти вопросы не было. Тогда группа ученых Научного центра биологических исследований в Пущино-на-Оке начала эксперименты с энергетическими процессами в клетках. Ученые выявили, что в системе реакций, поставляющих энергию, существуют циклические маршруты превращения веществ. Так, если упростить, при углеводном обмене гликоген превращается в пировиноградную кислоту с выделением энергии, а кислота в гликоген - с поглощением. Стали искать, как регулируются эти процессы, кто их «включает». Оказалось, никакого регулятора, никакого «реле» нет. Природа устроила все просто. Пока концентрация вещества не достигнет максимума, встречная реакция стопорится. Возникает сам собой колебательный режим. Как на одноколейной линии - поезд идет или только туда, или только обратно. Переключения внутри главного гликогенного цикла, словно сигналы точного времени, синхронизируют течение других биохимических реакций. Как говорит кандидат физико-математических наук Е. Сельков, «хочется верить, что нащупан путь к разгадке механизма биохронометра, хотя многое еще остается непонятным».

 Биологический хронометр «тикает» во всех живых существах, помогая согласовать их жизнедеятельность в первую очередь с Солнцем, его активностью - с появлением пятен и протуберанцев, колебаниями магнитного поля. Первым влияние солнечной активности на живые существа Земли исследовал А. Чижевский. Его труды в 1920 - 1930 годах были столь новы и оригинальны, что современники не смогли в должной степени их оценить. Он еще за 30 лет до появления хронобиологической науки установил связь между циклической деятельностью Солнца и массовым распространением заболеваний растений и животных, эпидемиями среди людей.

 Существует несколько периодов солнечной активности. Первый - 27 дней - период вращения Солнца вокруг своей оси. Известны 5 - 6-летние, 11- и 22-летние и 100-летние циклы колебаний активности нашего светила.

 И вот что интересно. Мы уже знаем: многолетние циклы сопровождаются эпидемиями гриппа. Но еще более странный на первый взгляд факт: количество летчиков гражданской авиации, отстраненных от полетов медицинским контролем, резко увеличивается за несколько дней до максимального возмущения Солнцем магнитного поля Земли.

 Влияние солнечных бурь и взрывов на земные процессы открыл итальянский ученый Джорджио Пиккарди. Оказывается, под солнечным воздействием, синхронно в разных точках земного шара, меняют свое состояние сложные молекулярные растворы, называемые в науке коллоидными. Но биологические жидкости в организме человека - это те же коллоидные растворы, только еще более сложные. Кровь, например, очень чутко реагирует на изменения солнечной активности. Это подтверждает реакция оседания белков, открытая профессором Токийского университета Маки Таката. При ухудшении солнечного «настроения» реакция резко ускоряется.

 Врач Н. Шульц изучил 300 тысяч анализов крови, сделанных в нашей стране, Италии, Франции, Бельгии, Англии и других странах, сопоставляя изменение числа белых кровяных телец - лейкоцитов - с колебаниями солнечных вспышек, которые постепенно нарастали к концу 50-х годов. Оказалось, что число лейкоцитов в кубическом миллиметре крови падает с усилением активности Солнца. К примеру, если в конце 19 века при минимуме солнечных вспышек нормой для взрослых считали 10 - 14 тысяч лейкоцитов на кубический миллиметр крови, то в начале нашего века норма упала до 6 - 10 тысяч, а в конце 50-х годов она определялась у здоровых людей всего 3-4 тысячами лейкоцитов. В этот период даже аппендицит не сопровождался повышенным лейкоцитозом. В дни сильной магнитной активности учащаются случаи инфарктов миокарда, сердечно-сосудистые расстройства.

 Значит ли все это, что ритмы живых существ непосредственно «заводятся» ритмами магнитного поля Земли, активностью «пульса» Солнца, космическими воздействиями? Профессор А. Чижевский и другие ученые отвечают на этот вопрос отрицательно. Хотя живые системы иногда болезненно реагируют на резкие колебания барометрического давления, магнитных полей, ионизации, тем не менее их врожденные хронометры - биоритмы, выработанные эволюцией и определяющие внутренние циклические процессы, служат надежной защитой от нарушения равновесия.

 Совсем молодое научное направление еще только-только обретает силу. Вопросов пока больше, чем ответов, и столь важные для нас ответы, как можно видеть из приведенных примеров, непосредственно зависят от интенсивности международного сотрудничества. Это понимают все. И ясно, почему американские ученые, несмотря на усиленное давление со стороны администрации США, противодействуют сворачиванию научных контактов в столь важных и гуманных областях знания.

 Люди ждут нужных им результатов. Кто знает, быть может, познание тайн биологического хронометра откроет новые неизведанные пути к духовному совершенству и физическому здоровью.

Категория: Традиционная медицина | Просмотров: 319 | Добавил: Talabas07 | Рейтинг: 0.0/0
Суббота, 24.06.2017, 16:50
Меню сайта
Категории раздела
Поиск по сайту
Архив записей
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017